День независимости - День лесника. Интервью с никарагуанцем, полюбившим Коряжму

 Ноэ Паласиoс никарагуанец. Сегодня у Ноэ своя компания по производству эксклюзивного медового вина, но когда-то давно он, будучи студентом Института химической переработки биомассы дерева и техносферной безопасности, тогда - Лесотехнического университета в советском Ленинграде, приехал на практику в северный город Коряжму на Котласский ЦБК. Его воспоминания о выборе юности, любви к целлюлозно-бумажной промышленности и судьбе, которая провела его по кромке отрасли, причинах, которые повлияли на его жизнь, в этом интервью.

День независимости - День лесника. Интервью с никарагуанцем, полюбившим Коряжму

- Начну с того,  что у нас в Никарагуа нет ни одного целлюлозно-бумажного комбината, и не будет, не тот лес. Я 30 лет работал в пищевой промышленности Никарагуа.

 

- Почему ты принял решение поехать учиться в Советский Союз и именно специалистом в области целлюлозно-бумажной промышленности?

- Я хотел учиться в Германской Демократической Республике, но для меня не оказалось места.   Предложили СССР, и я согласился. Целлюлозно-бумажная промышленность - это было детское решение. Мои родители в 1969 открыли книжный магазин, к 1980 он значительно развился и стал большим торговым центром.   Родители планировали расширение бизнеса,  но уже не в рамках торговли, а в производстве.  Поэтому, когда мне дали справочник специальностей СССР, и я увидел «целлюлоза и бумага», то сразу воскликнул: «Вот оно! Бумага, это же то, что нам так необходимо в магазине!» Тогда я  не имел даже отдаленного преставления о целлюлозно-бумажной промышленности. Но сегодня рад, что выбрал именно  это направление.   Мне посчастливилось учиться в Санкт-Петербургской лесотехнической академии имени С.М. Кирова, не могу представить, как сложилась бы моя судьба, если бы я выбрал другую специальность. Меня любили, уважали. ЛТА -  моя Альма Матер.   Я горжусь тем, что я учился в этом вузе.

 

- Удивительное начало пути, а откуда ты родом?

- Я родился в городе Чинандега, Никарагуа, 1 марта 1964.  Всегда  любил шутить на счёт моего дня рождения, ведь 1964 - был високосным годом, и поэтому я говорил, что я родился 29 февраля. Но со временем признался, что это была шутка, и что мой настоящий день рождения  1 марта.

 

- Кто твои родители и как они воспитывали тебя?

- Мои родители школьные преподаватели. Они принадлежат к поколению «Золотого Века Преподавания» в Никарагуа. На меня влияли не только родители, но  и дедушка с бабушкой.   Родители работали, и поэтому  много времени я  проводил у стариков. Дедушка механик.  Бабушка крестьянка, домохозяйка, очень строгая, если считала, что меня есть за что лупить,  она меня лупила. По правде говоря, это случалось очень редко.

 

- Что тебе больше всего запомнилось из школьных лет?

- Я учился в гимназии, это был Учебный Центр Сан Луис Белтран де Чинандега. Начальная школа - 1 - 6 класс, и высшая - 7 - 11 класс. Моя школа в Чинандеге входила в пятерку лучших школ Никарагуа.  Ей руководили испанские доминиканские монахи. Очень умные, воспитанные.  Это были не простые монахи, а инженеры, психологи, филологи, люди с высшим образованием. Я принимал участие во всём.   Играл бейсбол,  очень даже неплохо, был в сборной команде школы.   Часто проходили соревнования,  связанные с литературой, мы писали и декламировали стихи, рассказы, ставили театральные пьесы.  Я занимался в школе музыки, играл в «Мюзикл колокол Лира» в школьном оркестре, дома занимался  классической испанской гитарой. Нас заставляли читать каждый день. По предмету "Библиотека" мы должны были находиться в библиотеке в течение  одного часа и читать что угодно.   А потом дома написать о том, что мы читали.   Каждый нес свой исписанный  бумажный листок на следующий день учителю.   В тишине библиотеки святой отец всегда прочитывал вслух всё,  что мы писали.

 

- Какие интересные педагогические приемы!

- У нас в Никарагуа проводилась "Школьная Лига", интеллектуальный чемпионат по футбольной схеме.   В сборной города Чинандеги все ребята, многократные чемпионы, были из моей школы.   Сам я никогда не был в составе команды, а только принимал участие в творческих соревнованиях.  Некоторые выиграл, некоторые нет.  Тогда  в стране были популярными конкурсы стихов, рассказов, эссе, и тд. Обычно директор моей школы лично назначал тех, кто будет соревноваться, я однажды отличился при написании эссе, тема - охрана природы. Каждый раз, когда кто - то из нас выигрывал, директор на общешкольной линейке  сообщал о результате. Мне в тот раз подарили книгу и 50 долларов. 50 долларов в те времена - это приблизительно 200 долларов сегодня. Для подростка это были бешеные деньги. Занятие заканчивались в час дня, но моей компании было так интересно в школе, что к 14:30 все мы были  уже чем - то заняты: спорт, музыка, учёба, кино.  Если кто-то хулиганил, святые отцы могли их  лупит, а когда хулиганили коллективно, нас заставляли  бежать десять километров.    Это происходило, как минимум, три раза в неделю в качестве наказания. Зато были в хорошей форме.

 

- В здоровом теле – здоровый дух!

- Моя школа была полувоенная. Там царила железная дисциплина. Когда кого- то отчисляли, организовывали линейку, отчисленного просили выйти из строя и при всех снимали школьную эмблему, которую мы носили на левом кармане рубашки, затем снимали пуговицы рубашки и говорили: "Уходи отсюда, несчастный". Нас учили любить школу, мы должны были быть лучше всех, и мы это очень серьёзно воспринимали.

 

- Поразительная традиция и в прямом и в переносном смысле!

- К сожалению, традиции уже не существует, у нас теперь очень слабая школьная система, а тогда была автономия, "Свободная Кафедра" называется.   Частные и государственные школы имели право составлять свои собственные школьные программы. Например, мой папа преподавал в гoсударственных и в частных школах географию и историю, а его авторская  школьная программа была очень сильной, я это знаю, потому что в тот же день, когда я сдавал экзамен в моей школе, вечером дома - сдавал ему.   Так я мог сравнить его программу с программой школы, в которой учился.

 

- Вот это воспитание и обучение! Как ты это воспринимал? Не считал, что папа завышает требования? Или у вас был альянс как у Индианы Джонс с его ученым отцом?

 - Нет, он просто любил своё дело. Одновременно работал в разных школах, выходил из дома в 6:30 утра.   Из одной школы он должен был идти в другую и так вес день, возвращался на обед и опять уходил, только так он мог набрать 40 часов работы в неделю.

 

- Тебе приятны воспоминания того времени?

- Да, безусловно. Святые отцы не только преподавали, они ещё с нами занимались спортом, считали, что футбол и баскетбол - контактные виды спорта.  Во время матчей они нас сильно ударяли ногами, локтями или головой, и а мы их ещё сильнее! Происходила разрядка. Мужская школа была. Святые отцы не уважали стукачей, мы решали "свои проблемы" дракой.  Если у тебя была проблема с кем то, ты подходил к одному из святых отцов и говорил: "Сегодня на перемене хочу драться с этим».   Они даже не спрашивали из-за чего драка, выяснения были потом.   На перемене школьники вставали в круг.   Тем ребятам, которые должны были драться,  давали боксерские перчатки, и они дрались.  Отказаться от драки было невозможно, ведь это были настоящие дуэли за свою честь. Весело было. Происходили и  незаконные дуэли, но очень редко. Я дрался один раз.   Тут важно было не выиграть, а заслужить уважение. После того, как ты с кем - то дрался,  другие переставали тебя дразнить, потому что знали, что ты не трус. Великолепные годы.

 

-Интересный педагогический подход - снять напряжение в социальной группе. Ну, наверное, он оправдан и достоин уважения.

- Это не только урок самоуважения, он дает понимание того,  что если ты что- то делаешь не так, то рано или поздно у тебя будут неприятности.

 

- Мудро! А скажи мне, Ноэ,  когда ты начал открывать для себя эту специальность, ты не разочаровался?

- Нет, разочарования не было, но семестр от семестра я начал смотреть на вещи практически, понял, что для Никарагуа, и для меня, кафедра гидролизной промышленности имела больший смысл, чем кафедра целлюлозно-бумажной промышленности, ведь там речь шла о сахаре, большинство кубинцев учились на этой кафедре. Тогда у меня возникла идея перевестись на гидролизное производство, но там учились только студенты соцстран. Теперь я занимаюсь  виноделием, это как раз в области гидролизного производства.

 

-  В каком году ты попал на практику на Котласский ЦБК, и какое это было время года?

- Это было летом, год точно не помню, 86 или 88, в 87 практика была в Сыктывкаре. В отделе кадров должны быть документы, вед мне платили за мою работу в цехе подготовки древесины.

 

-Сколько времени длилась практика?

- Два месяца.

 

Ты один приехал?

- Нет, с группой студентов, но на практике русские и иностранцы были отделены, наша программа отличалась от русских. И жили тоже отдельно, не то, что в Питере по интернациональному принципу. Со мной учились четверо кубинцев, то есть нас на практике было пятеро. Поселили в общежитие отдельно от русских. Жалко.

 

- Кто был твоим наставником, и на каком участке, или в каком цехе ты практиковался?

- Нашим руководителем был наш преподаватель «Процессов и Аппаратов» Храмов Юрий Васильевич. В основном нас водили на экскурсии по комбинату, мы должны были изучать инструкции по эксплуатации оборудования.

 

Как принимали практикантов в те времена?

- Иностранцев всегда встречали с почетом, брали интервью, но я всегда был невнимателен, моя голова всегда была занята другими делами, а  не собою. Я, в отличие от кубинцев,  устроился на работу, работал в древесно - подготовительном цехе.  Должен был следить,  чтоб поток бревен на производство не остановился, работал по сменам, обедал с русскими рабочими. Но у меня среди них не появилось друзей, там были взрослые люди, а я был пацаном.  Просто, каждый тогда занимался своим делом

 

-Как кормили в столовой?

- Во время моей смены я ел со всеми. А в общежитии  готовили сами.

 

-Как проводил свободное время?

- С кубинцами валяли дурака.

 

- Каким ты запомнил комбинат?

- Огромный. Когда приехал в Никарагуа наши заводы оказались как игрушки. Ваш комбинат спокойно займёт всю площадь моего города.

 

- Какими запомнил людей, которых встретил в Коряжме?

- В основном  дети приходили поболтать с нами, задавали кучу вопросов, танцевали с кубинками. Тогда я в первый раз в жизни видел брейкданс. Очень пожалел, что не взял на практику гитару.

 

- А Юрием Васильевичем Храмовым Вы поддерживаете отношения?

- У меня нет связи с моими преподавателями. Но есть одна мечта, о которой я никому пока не говорил, ты первая. Я бы хотел ехать в Санкт-Петербургский лесотехнический университет  и преподавать на факультете химических технологий в течение одного семестра один предмет, в котором  являюсь экспертом. "Письменный анализ дела".

 

-Что это за предмет?

- Суть предмета, научить студента определить проблему. Дело в том, что в университетах все проблемы, которые встречают студенты, уже определены, а вот в жизни это ни так, ни одна проблема не определена.   Человек, который научится определить проблемы, будет решать их рано, или поздно.  В решении проблем, самое главное - это их определение.  Но не знаю, с кем об этом говорить, да, и не уверен, примут ли всерьёз моё предложение, ведь, в России не привыкли к этому предмету.

 

-  Прекрасная мечта! Кто знает, может быть твоя мечта сбудется. Тем более,  что практикующие преподаватели всегда востребованы.  Сколько ты заработал на практике? И как потратил зарплату?

- Сколько? Уже не помню, я на это смотрел как дополнение к стипендии.  Во время учёбы я вообще не выпивал, тратил деньги в основном на питание.  Кроме курток, одежду в СССР тоже не покупал,  вернулся в Никарагуа в той одежде, в  которой и уехал.  Один раз купил туфли. Часто ходил в «Старую книгу», и приехал домой  с двумя чемоданами книг. Я скромно жил у вас в стране. На такси тратил много денег, любил кататься по Питеру на такси, обычно чтобы успевать на концерты.

 

 - Где особенно любил бывать?

- В Петродворце часто бывал, любил там с подругой по паркам прогуливаться, чувствовал себе царём с царицей. В Эрмитаж ходил тоже довольно часто, мой любимый зал – Рембрандт, и в нем, моя любима картина -  Старик. Среди моих фотографий вКонтакте есть альбом "Я в России", в нём все мои студенческие фотографии. У меня не было фотоаппарата, снимки мне дарили друзья.

 

А вам после окончания академии не предлагали остаться в Союзе и работать на одном из предприятий? Была такая возможность?

- Нет, у меня были несколько иные планы. Я хотел  поработать два года в Никарагуа, найти интересную тему на аспирантуры и вернутся в Союз. Но мир изменился в течение одного года, и все мои планы рухнули.

 

- Могу я спросить, что произошло?

- В 25 февраля 1980 года Сандинисткий Фронт национального освобождения, который  вёл вооружённую борьбу против диктаторского режима Сомосы,  проиграл выборы. У нового правительством отношения с Россией стали холодными, да и у вас стало нелегко, затем СССР рухнул.  Вот, что случилось.

 

Как ты пережил эти перемены, и как сложилась дальше твоя судьба?

- Трагедия в том, что сейчас мы живём в стране, которой правят дураки, но об этом не хочу писать. Я вернулся в августе 89-го, работы не было.  Устроился на работу, благодаря одной  фотографии.

 

Благодаря какой фотографии?

- Где я с группой ребят работаю на компьютере. Дело в том, что со мной делали интервью для одного из журналов СССР, журнал дошёл до Никарагуа, папа купил все копии и дарил друзьям. В сентябре 1990-го года, уже при новом правительстве, на предприятиях Никарагуа появились первые компьютеры.  У нас в городе есть завод растительного масла. Технологический директор искал инженера химика, который владел бы компьютером, он вспомнил эту фотографию, мне позвонили, пригласили на совещание, спросили:

- Компьютером владеешь?

- Владею.

-На каком языке ты программируешь?

- Фортран.

- Оформить его на работу!

Так я устроился на мою первую работу в сентябре 90-го года.

 

- Какое счастливое стечение обстоятельств! Сколько ты работал на заводе растительного масла в должности инженера-химика, и что было дальше?

- Я работал в отделе Контроля качества и подавал директору производства ежедневный рапорт качества продукции. Остальное время работал в лаборатории, самостоятельно занимался решением одной проблемы.  Для ее решения мне понадобились два года. Тогда я хотел заниматься химией и решение этой проблемы было хорошей темой для кандидатской.  На западе ты должен предложить кафедре тему заранее. На этом заводе работал 2 года, в качестве сырья использовали семена хлопка, но вскоре в Никарагуа перестали сажать хлопок, и начались массовые увольнение. Совершенно случайно узнал об аспирантуре в ИНКАЕ. La mejor escuela de negocios de Latinoamérica.   Это, как Гарвард для латиноамериканцев, только находится в Никарагуа и в Коста – Рике. Там учатся не только со всей Латинской Америки, но даже американцы и европейцы. Закончил аспирантуру с отличием, стал экспертом в "Письменном анализе дела". Так моя профессиональная жизнь приобрела другой профиль.

 

- Какого характера проблемы ты видишь, что это за проблемы и как это может быть применимо на целлюлозно-бумажном производстве, например?

- Главное - не проблемы, главное - это схема мышления.  Мне в ЛТА всегда удавалось легко решать проблемы.  Чтобы преподаватели долго не спрашивали, я оставлял вопрос с проблемой без ответа на время экзамена.   Когда они спрашивали:   «А задача?»,  я тут же, прямо на их глазах, её решал.  Конечно, предварительно решив ее в голове.  Это впечатляло экзаменаторов. Только если понимаешь теорию - можешь решать задачу!

 

- Так ты преуспевал в науке?

- Тогда моя голова была блестящей, в ИНКАЕ мне дали 100% ученость, потому что мой вступительный экзамен был лучшим из всех поступающих  того года. Это дало возможность год учиться бесплатно. Обучение в INCAE тогда стоило 48 тысяч долларов, 24 тысячи в год, не учитывая питание. После этого я нацелился в настоящий Гарвард, в Америке.   Хотел защитить докторскую.  Американцы дали согласие на мой запрос, а затем отказали, я даже в самолёт не успел сесть. Я не хотел уезжать из Никарагуа, после ИНКАЕ моя зарплата стала намного выше средней, но моей бывшей жене не нравилось в моей стране. Никарагуа не для русских женщин, особенно в 90-е годы. Тогда, ради нее, я решил уехать в США, но по – умному: сначала защитить докторскую диссертацию, а после докторской устроится там на работу.  Я уверен, что там каким - то образом узнали о моих планах и поэтому отказали в обучении. Договор на обучение содержал положения о том,   что я должен был вернуться в Никарагуа. Я  планировал остаться, там свободный рабочий рынок.  Моя двоюродная сестра защитила докторскую в США,  там и осталась. Так мне не удалось  отправиться в США для подготовки и защиты диссертации. И, Слава Богу за это, взамен, я. научился делать отличное медовое вино, отличное медовое бренди, отличный медовый уксус и другие неалкогольные напитки.

 

- У тебя жена русская?

- Да, моя бывшая жена русская. В ЛТА познакомились. Жили в месте двенадцать прекрасных лет, я был в раю на земле.

 

Как романтично! Как ее зовут, и родились ли в этом браке дети?

- Зовут её Таня, у нас сын, Миша. Мы расстались.  Я был в раю, а она, видимо, нет. Почему я был в раю? Имел красивую жену, которую любил, сына, хорошо оплачиваемую работу, что ещё мужчине надо? Я  готов был  посылать алименты в Россию, но она, Слава Богу, решила остаться в Никарагуа, я мог встречаться с сыном  раз в неделю. Я ей за это очень благодарен.

 

- Они и теперь в Никарагуа?

- Миша с прошлого года живет и работает в США, он был в России с невестой на чемпионате мира по футболу. О бывшей жене ничего не знаю, после развода я не следил и не слежу за её жизнью.

 

- А Мишина невеста тоже русская?

- Невеста Миши из Южной Кореи, они познакомились в университете.

 

- Чем ты занялся после обучения в "Гарварде"?

-По окончанию ИНКАЕ я сначала работал директором мясокомбината, потом стажировался на бирже в Нью-Йорке,  даже  принимал участие в финансировании кофе Никарагуа, затем вернулся в мясоперерабатывающую промышленность, параллельно открыл свой заводик медового вина в моём родном Чинандеге.  Сейчас на пенсии. Моя пенсия не соответствует моим зарплатам, но ничего, занимаюсь капитальным ремонтом моего заводика в надежде,  что через год начну экспортировать свои не алкогольные напитки в США.  Но у меня также есть ещё одна мечта, найти русских партнёров, открыть филиал моей фирмы в России.

 

- А как пришло желание заняться виноделием?

- Так как у меня остались хорошие связи в мясной промышленности, то первоначально я хотел заниматься окороками, колбасой и другими мясными изделиями, но оборудование оказалось не по карману.  Совершенно случайно прочитал о пивоварении, делал сначала пиво, прочитал о медовом вине, и решил  делать вино из мёда. Мёда у нас куча, а солода нет. В 2011 выиграл золотую медаль в самом главном конкурсе медового вина в мире. Мейзер Кап Интернашёналь.

 

  - А во сколько лет мужчины в Никарагуа выходят на пенсию?

- В этом году закон изменили, не в курсе, только знаю, что люди очень не довольны новым законом, потому что главный вопрос не в пенсионном возрасте, а в уменьшении самой пенсии больше чем на 50%.  Мне 55, меня отправили на пенсию четыре года назад.

 

 

А во время практики на комбинате, какие изучали инструкции оборудования? Сейчас очень активно внедряются различные мировые практики, в том числе работает «Фабрика идей». На территориях филиалов стоят ящики, в которые каждый работник может опустить лист с описанием своей идеи по улучшению производства, условий работы персонала.

 - Мы изучали протоколы работы цехов. Я изучал инструкцию по обслуживанию котельного агрегата БКЗ-160-100 Ф.   Она сохранилась у меня до сегодняшнего дня!

 

- Видел ли уже тогда проблемы, перспективы улучшений, совершенствования??

- Хмм, на счёт совершенствования и поиска решения  проблем комбината, это как раз тот предмет, который я бы хотел преподавать в ЛТА. Знание методологии помогло бы решать эффективнее вопросы совершенствования производства.

 

Тебе было бы интересно приехать на комбинат сегодня и посмотреть на современные производства, новые цеха?

- Конечно, мне было бы ещё интереснее написать раздел для предмета INCAE  "Письменный анализ дела".  Всем  было бы очень интересно узнать историю комбината, особенно переход от социализма к капитализму. Это было бы беспрецедентно для INCAE, как гол в финале кубка мира по футболу!

 

- Прекрасный финал интервью!

- И, быть может,  начало сотрудничества INCAE с Россией.

 

- Спасибо, Ноэ!

Интервью взяла Елена Ломова

 

 

Ноэ Паласиoс никарагуанец.  Сегодня у Ноэ своя компания по производству эксклюзивного медового вина, но когда-то давно он, будучи студентом Института химической переработки биомассы дерева и техносферной безопасности,  тогда - Лесотехнического университета в советском Ленинграде,  приехал на практику в северный город Коряжму на  Котласский ЦБК.  Его воспоминания о выборе юности, любви к целлюлозно-бумажной промышленности и судьбе, которая провела его по кромке отрасли, причинах, которые повлияли на его жизнь,  в этом интервью.

 

- Начну с того,  что у нас в Никарагуа нет ни одного целлюлозно-бумажного комбината, и не будет, не тот лес. Я 30 лет работал в пищевой промышленности Никарагуа.

 

- Почему ты принял решение поехать учиться в Советский Союз и именно специалистом в области целлюлозно-бумажной промышленности?

- Я хотел учиться в Германской Демократической Республике, но для меня не оказалось места.   Предложили СССР, и я согласился. Целлюлозно-бумажная промышленность - это было детское решение. Мои родители в 1969 открыли книжный магазин, к 1980 он значительно развился и стал большим торговым центром.   Родители планировали расширение бизнеса,  но уже не в рамках торговли, а в производстве.  Поэтому, когда мне дали справочник специальностей СССР, и я увидел «целлюлоза и бумага», то сразу воскликнул: «Вот оно! Бумага, это же то, что нам так необходимо в магазине!» Тогда я  не имел даже отдаленного преставления о целлюлозно-бумажной промышленности. Но сегодня рад, что выбрал именно  это направление.   Мне посчастливилось учиться в Санкт-Петербургской лесотехнической академии имени С.М. Кирова, не могу представить, как сложилась бы моя судьба, если бы я выбрал другую специальность. Меня любили, уважали. ЛТА -  моя Альма Матер.   Я горжусь тем, что я учился в этом вузе.

 

- Удивительное начало пути, а откуда ты родом?

- Я родился в городе Чинандега, Никарагуа, 1 марта 1964.  Всегда  любил шутить на счёт моего дня рождения, ведь 1964 - был високосным годом, и поэтому я говорил, что я родился 29 февраля. Но со временем признался, что это была шутка, и что мой настоящий день рождения  1 марта.

 

- Кто твои родители и как они воспитывали тебя?

- Мои родители школьные преподаватели. Они принадлежат к поколению «Золотого Века Преподавания» в Никарагуа. На меня влияли не только родители, но  и дедушка с бабушкой.   Родители работали, и поэтому  много времени я  проводил у стариков. Дедушка механик.  Бабушка крестьянка, домохозяйка, очень строгая, если считала, что меня есть за что лупить,  она меня лупила. По правде говоря, это случалось очень редко.

 

- Что тебе больше всего запомнилось из школьных лет?

- Я учился в гимназии, это был Учебный Центр Сан Луис Белтран де Чинандега. Начальная школа - 1 - 6 класс, и высшая - 7 - 11 класс. Моя школа в Чинандеге входила в пятерку лучших школ Никарагуа.  Ей руководили испанские доминиканские монахи. Очень умные, воспитанные.  Это были не простые монахи, а инженеры, психологи, филологи, люди с высшим образованием. Я принимал участие во всём.   Играл бейсбол,  очень даже неплохо, был в сборной команде школы.   Часто проходили соревнования,  связанные с литературой, мы писали и декламировали стихи, рассказы, ставили театральные пьесы.  Я занимался в школе музыки, играл в «Мюзикл колокол Лира» в школьном оркестре, дома занимался  классической испанской гитарой. Нас заставляли читать каждый день. По предмету "Библиотека" мы должны были находиться в библиотеке в течение  одного часа и читать что угодно.   А потом дома написать о том, что мы читали.   Каждый нес свой исписанный  бумажный листок на следующий день учителю.   В тишине библиотеки святой отец всегда прочитывал вслух всё,  что мы писали.

 

- Какие интересные педагогические приемы!

- У нас в Никарагуа проводилась "Школьная Лига", интеллектуальный чемпионат по футбольной схеме.   В сборной города Чинандеги все ребята, многократные чемпионы, были из моей школы.   Сам я никогда не был в составе команды, а только принимал участие в творческих соревнованиях.  Некоторые выиграл, некоторые нет.  Тогда  в стране были популярными конкурсы стихов, рассказов, эссе, и тд. Обычно директор моей школы лично назначал тех, кто будет соревноваться, я однажды отличился при написании эссе, тема - охрана природы. Каждый раз, когда кто - то из нас выигрывал, директор на общешкольной линейке  сообщал о результате. Мне в тот раз подарили книгу и 50 долларов. 50 долларов в те времена - это приблизительно 200 долларов сегодня. Для подростка это были бешеные деньги. Занятие заканчивались в час дня, но моей компании было так интересно в школе, что к 14:30 все мы были  уже чем - то заняты: спорт, музыка, учёба, кино.  Если кто-то хулиганил, святые отцы могли их  лупит, а когда хулиганили коллективно, нас заставляли  бежать десять километров.    Это происходило, как минимум, три раза в неделю в качестве наказания. Зато были в хорошей форме.

 

- В здоровом теле – здоровый дух!

- Моя школа была полувоенная. Там царила железная дисциплина. Когда кого- то отчисляли, организовывали линейку, отчисленного просили выйти из строя и при всех снимали школьную эмблему, которую мы носили на левом кармане рубашки, затем снимали пуговицы рубашки и говорили: "Уходи отсюда, несчастный". Нас учили любить школу, мы должны были быть лучше всех, и мы это очень серьёзно воспринимали.

 

- Поразительная традиция и в прямом и в переносном смысле!

- К сожалению, традиции уже не существует, у нас теперь очень слабая школьная система, а тогда была автономия, "Свободная Кафедра" называется.   Частные и государственные школы имели право составлять свои собственные школьные программы. Например, мой папа преподавал в гoсударственных и в частных школах географию и историю, а его авторская  школьная программа была очень сильной, я это знаю, потому что в тот же день, когда я сдавал экзамен в моей школе, вечером дома - сдавал ему.   Так я мог сравнить его программу с программой школы, в которой учился.

 

- Вот это воспитание и обучение! Как ты это воспринимал? Не считал, что папа завышает требования? Или у вас был альянс как у Индианы Джонс с его ученым отцом?

 - Нет, он просто любил своё дело. Одновременно работал в разных школах, выходил из дома в 6:30 утра.   Из одной школы он должен был идти в другую и так вес день, возвращался на обед и опять уходил, только так он мог набрать 40 часов работы в неделю.

 

- Тебе приятны воспоминания того времени?

- Да, безусловно. Святые отцы не только преподавали, они ещё с нами занимались спортом, считали, что футбол и баскетбол - контактные виды спорта.  Во время матчей они нас сильно ударяли ногами, локтями или головой, и а мы их ещё сильнее! Происходила разрядка. Мужская школа была. Святые отцы не уважали стукачей, мы решали "свои проблемы" дракой.  Если у тебя была проблема с кем то, ты подходил к одному из святых отцов и говорил: "Сегодня на перемене хочу драться с этим».   Они даже не спрашивали из-за чего драка, выяснения были потом.   На перемене школьники вставали в круг.   Тем ребятам, которые должны были драться,  давали боксерские перчатки, и они дрались.  Отказаться от драки было невозможно, ведь это были настоящие дуэли за свою честь. Весело было. Происходили и  незаконные дуэли, но очень редко. Я дрался один раз.   Тут важно было не выиграть, а заслужить уважение. После того, как ты с кем - то дрался,  другие переставали тебя дразнить, потому что знали, что ты не трус. Великолепные годы.

 

-Интересный педагогический подход - снять напряжение в социальной группе. Ну, наверное, он оправдан и достоин уважения.

- Это не только урок самоуважения, он дает понимание того,  что если ты что- то делаешь не так, то рано или поздно у тебя будут неприятности.

 

- Мудро! А скажи мне, Ноэ,  когда ты начал открывать для себя эту специальность, ты не разочаровался?

- Нет, разочарования не было, но семестр от семестра я начал смотреть на вещи практически, понял, что для Никарагуа, и для меня, кафедра гидролизной промышленности имела больший смысл, чем кафедра целлюлозно-бумажной промышленности, ведь там речь шла о сахаре, большинство кубинцев учились на этой кафедре. Тогда у меня возникла идея перевестись на гидролизное производство, но там учились только студенты соцстран. Теперь я занимаюсь  виноделием, это как раз в области гидролизного производства.

 

-  В каком году ты попал на практику на Котласский ЦБК, и какое это было время года?

- Это было летом, год точно не помню, 86 или 88, в 87 практика была в Сыктывкаре. В отделе кадров должны быть документы, вед мне платили за мою работу в цехе подготовки древесины.

 

-Сколько времени длилась практика?

- Два месяца.

 

Ты один приехал?

- Нет, с группой студентов, но на практике русские и иностранцы были отделены, наша программа отличалась от русских. И жили тоже отдельно, не то, что в Питере по интернациональному принципу. Со мной учились четверо кубинцев, то есть нас на практике было пятеро. Поселили в общежитие отдельно от русских. Жалко.

 

- Кто был твоим наставником, и на каком участке, или в каком цехе ты практиковался?

- Нашим руководителем был наш преподаватель «Процессов и Аппаратов» Храмов Юрий Васильевич. В основном нас водили на экскурсии по комбинату, мы должны были изучать инструкции по эксплуатации оборудования.

 

Как принимали практикантов в те времена?

- Иностранцев всегда встречали с почетом, брали интервью, но я всегда был невнимателен, моя голова всегда была занята другими делами, а  не собою. Я, в отличие от кубинцев,  устроился на работу, работал в древесно - подготовительном цехе.  Должен был следить,  чтоб поток бревен на производство не остановился, работал по сменам, обедал с русскими рабочими. Но у меня среди них не появилось друзей, там были взрослые люди, а я был пацаном.  Просто, каждый тогда занимался своим делом

 

-Как кормили в столовой?

- Во время моей смены я ел со всеми. А в общежитии  готовили сами.

 

-Как проводил свободное время?

- С кубинцами валяли дурака.

 

- Каким ты запомнил комбинат?

- Огромный. Когда приехал в Никарагуа наши заводы оказались как игрушки. Ваш комбинат спокойно займёт всю площадь моего города.

 

- Какими запомнил людей, которых встретил в Коряжме?

- В основном  дети приходили поболтать с нами, задавали кучу вопросов, танцевали с кубинками. Тогда я в первый раз в жизни видел брейкданс. Очень пожалел, что не взял на практику гитару.

 

- А Юрием Васильевичем Храмовым Вы поддерживаете отношения?

- У меня нет связи с моими преподавателями. Но есть одна мечта, о которой я никому пока не говорил, ты первая. Я бы хотел ехать в Санкт-Петербургский лесотехнический университет  и преподавать на факультете химических технологий в течение одного семестра один предмет, в котором  являюсь экспертом. "Письменный анализ дела".

 

-Что это за предмет?

- Суть предмета, научить студента определить проблему. Дело в том, что в университетах все проблемы, которые встречают студенты, уже определены, а вот в жизни это ни так, ни одна проблема не определена.   Человек, который научится определить проблемы, будет решать их рано, или поздно.  В решении проблем, самое главное - это их определение.  Но не знаю, с кем об этом говорить, да, и не уверен, примут ли всерьёз моё предложение, ведь, в России не привыкли к этому предмету.

 

-  Прекрасная мечта! Кто знает, может быть твоя мечта сбудется. Тем более,  что практикующие преподаватели всегда востребованы.  Сколько ты заработал на практике? И как потратил зарплату?

- Сколько? Уже не помню, я на это смотрел как дополнение к стипендии.  Во время учёбы я вообще не выпивал, тратил деньги в основном на питание.  Кроме курток, одежду в СССР тоже не покупал,  вернулся в Никарагуа в той одежде, в  которой и уехал.  Один раз купил туфли. Часто ходил в «Старую книгу», и приехал домой  с двумя чемоданами книг. Я скромно жил у вас в стране. На такси тратил много денег, любил кататься по Питеру на такси, обычно чтобы успевать на концерты.

 

 - Где особенно любил бывать?

- В Петродворце часто бывал, любил там с подругой по паркам прогуливаться, чувствовал себе царём с царицей. В Эрмитаж ходил тоже довольно часто, мой любимый зал – Рембрандт, и в нем, моя любима картина -  Старик. Среди моих фотографий вКонтакте есть альбом "Я в России", в нём все мои студенческие фотографии. У меня не было фотоаппарата, снимки мне дарили друзья.

 

А вам после окончания академии не предлагали остаться в Союзе и работать на одном из предприятий? Была такая возможность?

- Нет, у меня были несколько иные планы. Я хотел  поработать два года в Никарагуа, найти интересную тему на аспирантуры и вернутся в Союз. Но мир изменился в течение одного года, и все мои планы рухнули.

 

- Могу я спросить, что произошло?

- В 25 февраля 1980 года Сандинисткий Фронт национального освобождения, который  вёл вооружённую борьбу против диктаторского режима Сомосы,  проиграл выборы. У нового правительством отношения с Россией стали холодными, да и у вас стало нелегко, затем СССР рухнул.  Вот, что случилось.

 

Как ты пережил эти перемены, и как сложилась дальше твоя судьба?

- Трагедия в том, что сейчас мы живём в стране, которой правят дураки, но об этом не хочу писать. Я вернулся в августе 89-го, работы не было.  Устроился на работу, благодаря одной  фотографии.

 

Благодаря какой фотографии?

- Где я с группой ребят работаю на компьютере. Дело в том, что со мной делали интервью для одного из журналов СССР, журнал дошёл до Никарагуа, папа купил все копии и дарил друзьям. В сентябре 1990-го года, уже при новом правительстве, на предприятиях Никарагуа появились первые компьютеры.  У нас в городе есть завод растительного масла. Технологический директор искал инженера химика, который владел бы компьютером, он вспомнил эту фотографию, мне позвонили, пригласили на совещание, спросили:

- Компьютером владеешь?

- Владею.

-На каком языке ты программируешь?

- Фортран.

- Оформить его на работу!

Так я устроился на мою первую работу в сентябре 90-го года.

 

- Какое счастливое стечение обстоятельств! Сколько ты работал на заводе растительного масла в должности инженера-химика, и что было дальше?

- Я работал в отделе Контроля качества и подавал директору производства ежедневный рапорт качества продукции. Остальное время работал в лаборатории, самостоятельно занимался решением одной проблемы.  Для ее решения мне понадобились два года. Тогда я хотел заниматься химией и решение этой проблемы было хорошей темой для кандидатской.  На западе ты должен предложить кафедре тему заранее. На этом заводе работал 2 года, в качестве сырья использовали семена хлопка, но вскоре в Никарагуа перестали сажать хлопок, и начались массовые увольнение. Совершенно случайно узнал об аспирантуре в ИНКАЕ. La mejor escuela de negocios de Latinoamérica.   Это, как Гарвард для латиноамериканцев, только находится в Никарагуа и в Коста – Рике. Там учатся не только со всей Латинской Америки, но даже американцы и европейцы. Закончил аспирантуру с отличием, стал экспертом в "Письменном анализе дела". Так моя профессиональная жизнь приобрела другой профиль.

 

- Какого характера проблемы ты видишь, что это за проблемы и как это может быть применимо на целлюлозно-бумажном производстве, например?

- Главное - не проблемы, главное - это схема мышления.  Мне в ЛТА всегда удавалось легко решать проблемы.  Чтобы преподаватели долго не спрашивали, я оставлял вопрос с проблемой без ответа на время экзамена.   Когда они спрашивали:   «А задача?»,  я тут же, прямо на их глазах, её решал.  Конечно, предварительно решив ее в голове.  Это впечатляло экзаменаторов. Только если понимаешь теорию - можешь решать задачу!

 

- Так ты преуспевал в науке?

- Тогда моя голова была блестящей, в ИНКАЕ мне дали 100% ученость, потому что мой вступительный экзамен был лучшим из всех поступающих  того года. Это дало возможность год учиться бесплатно. Обучение в INCAE тогда стоило 48 тысяч долларов, 24 тысячи в год, не учитывая питание. После этого я нацелился в настоящий Гарвард, в Америке.   Хотел защитить докторскую.  Американцы дали согласие на мой запрос, а затем отказали, я даже в самолёт не успел сесть. Я не хотел уезжать из Никарагуа, после ИНКАЕ моя зарплата стала намного выше средней, но моей бывшей жене не нравилось в моей стране. Никарагуа не для русских женщин, особенно в 90-е годы. Тогда, ради нее, я решил уехать в США, но по – умному: сначала защитить докторскую диссертацию, а после докторской устроится там на работу.  Я уверен, что там каким - то образом узнали о моих планах и поэтому отказали в обучении. Договор на обучение содержал положения о том,   что я должен был вернуться в Никарагуа. Я  планировал остаться, там свободный рабочий рынок.  Моя двоюродная сестра защитила докторскую в США,  там и осталась. Так мне не удалось  отправиться в США для подготовки и защиты диссертации. И, Слава Богу за это, взамен, я. научился делать отличное медовое вино, отличное медовое бренди, отличный медовый уксус и другие неалкогольные напитки.

 

- У тебя жена русская?

- Да, моя бывшая жена русская. В ЛТА познакомились. Жили в месте двенадцать прекрасных лет, я был в раю на земле.

 

Как романтично! Как ее зовут, и родились ли в этом браке дети?

- Зовут её Таня, у нас сын, Миша. Мы расстались.  Я был в раю, а она, видимо, нет. Почему я был в раю? Имел красивую жену, которую любил, сына, хорошо оплачиваемую работу, что ещё мужчине надо? Я  готов был  посылать алименты в Россию, но она, Слава Богу, решила остаться в Никарагуа, я мог встречаться с сыном  раз в неделю. Я ей за это очень благодарен.

 

- Они и теперь в Никарагуа?

- Миша с прошлого года живет и работает в США, он был в России с невестой на чемпионате мира по футболу. О бывшей жене ничего не знаю, после развода я не следил и не слежу за её жизнью.

 

- А Мишина невеста тоже русская?

- Невеста Миши из Южной Кореи, они познакомились в университете.

 

- Чем ты занялся после обучения в "Гарварде"?

-По окончанию ИНКАЕ я сначала работал директором мясокомбината, потом стажировался на бирже в Нью-Йорке,  даже  принимал участие в финансировании кофе Никарагуа, затем вернулся в мясоперерабатывающую промышленность, параллельно открыл свой заводик медового вина в моём родном Чинандеге.  Сейчас на пенсии. Моя пенсия не соответствует моим зарплатам, но ничего, занимаюсь капитальным ремонтом моего заводика в надежде,  что через год начну экспортировать свои не алкогольные напитки в США.  Но у меня также есть ещё одна мечта, найти русских партнёров, открыть филиал моей фирмы в России.

 

- А как пришло желание заняться виноделием?

- Так как у меня остались хорошие связи в мясной промышленности, то первоначально я хотел заниматься окороками, колбасой и другими мясными изделиями, но оборудование оказалось не по карману.  Совершенно случайно прочитал о пивоварении, делал сначала пиво, прочитал о медовом вине, и решил  делать вино из мёда. Мёда у нас куча, а солода нет. В 2011 выиграл золотую медаль в самом главном конкурсе медового вина в мире. Мейзер Кап Интернашёналь.

 

  - А во сколько лет мужчины в Никарагуа выходят на пенсию?

- В этом году закон изменили, не в курсе, только знаю, что люди очень не довольны новым законом, потому что главный вопрос не в пенсионном возрасте, а в уменьшении самой пенсии больше чем на 50%.  Мне 55, меня отправили на пенсию четыре года назад.

 

 

А во время практики на комбинате, какие изучали инструкции оборудования? Сейчас очень активно внедряются различные мировые практики, в том числе работает «Фабрика идей». На территориях филиалов стоят ящики, в которые каждый работник может опустить лист с описанием своей идеи по улучшению производства, условий работы персонала.

 - Мы изучали протоколы работы цехов. Я изучал инструкцию по обслуживанию котельного агрегата БКЗ-160-100 Ф.   Она сохранилась у меня до сегодняшнего дня!

 

- Видел ли уже тогда проблемы, перспективы улучшений, совершенствования??

- Хмм, на счёт совершенствования и поиска решения  проблем комбината, это как раз тот предмет, который я бы хотел преподавать в ЛТА. Знание методологии помогло бы решать эффективнее вопросы совершенствования производства.

 

Тебе было бы интересно приехать на комбинат сегодня и посмотреть на современные производства, новые цеха?

- Конечно, мне было бы ещё интереснее написать раздел для предмета INCAE  "Письменный анализ дела".  Всем  было бы очень интересно узнать историю комбината, особенно переход от социализма к капитализму. Это было бы беспрецедентно для INCAE, как гол в финале кубка мира по футболу!

 

- Прекрасный финал интервью!

- И, быть может,  начало сотрудничества INCAE с Россией.

 

- Спасибо, Ноэ!

Интервью взяла Елена Ломова

(фото из личного архива Ноэ Паласиоса)