Правда ли, что лжецов может выдать нос, эффективен ли полиграф и как действует сыворотка правды

Разбираемся в феномене лжи и самообмана, а также в методиках защиты вместе с профессиональными психологами.

Правда ли, что лжецов может выдать нос, эффективен ли полиграф и как действует сыворотка правды

Знаменитый лжец и мошенник XX века Виктор Люстиг вошёл в историю, как человек, который дважды продал Эйфелеву башню. Ситуация кажется абсурдной, тем не менее это один из ярких и реальных примеров того, как мы даём себя обмануть и, более того, сами готовы обманываться.

Мужчины врут чаще женщин

— Ложь — это не только умышленное искажение действительности, но и потребность, которая заложена в нас природой, — говорит архангельский психолог Екатерина Пяткова. — Животные и те умеют обманывать. Есть, например, такая маленькая птичка сорокопут. Когда она видит опасность, начинает тревожно кричать, предупреждая сородичей. Но тот же самый крик сорокопуты используют и в случае, когда находят пропитание. То есть, не желая ни с кем делить добычу, умышленно отпугивают конкурентов, «вводя их в заблуждение».

Начиная с двух лет, дети вполне способны говорить неправду. И это тоже неизбежный процесс взросления, поскольку так, через обман и фантазию, развивается человеческий интеллект. Что касается повседневной жизни, то в день мы обманываем минимум два-три раза, а значит, обманщиком можно назвать каждого из нас.

Самая популярная фраза лжи, когда на вопрос: «Как у тебя дела?» мы отвечаем: «Да всё нормально». Даже если это не так, но признаваться в своих неудачах никто не хочет. Мужчины, кстати, врут чаще, чем женщины. При этом мужская ложь ещё и более «значительная» — по серьёзному поводу. Слабый пол, если и привирает, то больше по мелочам, скорее, это даже такое приукрашивание действительности, преувеличение.

Между тем существует несколько типов лжи. Например, манипулирование качеством и количеством. Передача двусмысленной информации, когда человеку не говорят определённо «ни да, ни нет», умышленно запутывая его. Или, допустим, ещё одна разновидность обмана — неуместная информация, которая отвлекает, уводит от чего‑то действительно важного. Есть просто умалчивание всей правды — «ложь во благо». И есть, наконец, прямое искажение действительности. Все эти типы лжи, осознанно или нет, мы используем постоянно.

Эффект Пиноккио

Как распознать лжеца? На самом деле, эффект Пиноккио, когда у сказочного деревянного мальчика при вранье увеличивался нос, это не совсем выдумка. Когда мы лжём, температура нашего тела изменяется, кровяное давление повышается, что стимулирует выработку катехоламина, который, в свою очередь, влияет на слизистую носа. И нос начинает, если не расти, то чесаться. Мы инстинктивно к нему тянемся. Вообще, любая жестикуляция у лица — это уже некий сигнал о том, что собеседник не совсем искренен.

Паузы, заминки, быстрая или, наоборот, очень плавная речь также могут свидетельствовать об обмане. При этом в крови лжеца увеличивается уровень таких гормонов, как кортизол и тестостерон. Кортизол — реакция на скрытый стресс, который мы испытываем при вранье. Тестостерон — «защита», поскольку обманщику хоть и подсознательно, но страшно: «А вдруг обман раскроется?».

Подобные гормональные всплески вызывают зависимость. И патологические вруны, особенно, если ложь спонтанная — это такие «ловцы» стресса, кортизольщики, которые, можно сказать, подсели на этот гормон. Расслабляются они только после очередной вспышки кортизола: «Уф, меня не поймали…».

В какой‑то мере такая зависимость сродни клептомании. Человек лжёт ради лжи, ради самого процесса. Ведь и клептоман крадёт не потому, что нуждается именно в этой вещи. Нет, он может затем спокойно её выкинуть, его цель — ощущения, которые он «ловит», совершив кражу. Избавиться от привычки постоянно врать, как и от любой зависимости, непросто.

Детектор лжи не поможет

Есть любопытное исследование, согласно которому у патологических лгунов активнее развивается белое вещество полушарий головного мозга. Это комплекс нервных структур, по которым осуществляется передача электрических и химических импульсов в организме. Мозг вруна постоянно занят — он тщательно продумывает ложь, планирует, держит в голове свой сценарий.

И такую сценарную ложь, действительно, сложно распознать. Поскольку лжец настолько погружается в собственную искажённую реальность, что сам «верит» в то, что транслирует. Это как актёры. Пытаться поймать такого профессионала, обращая внимание на то, «бегают» у него глаза или нет — бесперспективно. Детекторы лжи не помогут.

С помощью полиграфа можно поймать на обмане только неподготовленного человека. Принцип работы детектора — считывание всплесков того же кортизола и тестостерона и сопоставление наших реакций при этом.

Но лжецы-профессионалы или просто волевые люди, умеющие всё держать под контролем, которые способны заставить себя «поверить» в собственную ложь, спокойно могут обмануть и полиграф.

С одной стороны, умение так перевоплощаться — дар, но с другой стороны — подрыв психики. Образно говоря, если слишком часто щёлкать выключателем, то свет перегорит быстрее.

Кривая улыбка и взгляд наискосок

И всё‑таки маски, которые постоянно использует лжец, так или иначе закрепляются на его лице. Вот почему на переговорах, при заключении сделок и контрактов необходимо наблюдать не столько за закрытостью собеседника, а именно шаблон «закрытой позы» почему‑то возникает самым первым, когда мы пытаемся уличить в обмане, а за микрореакциями. Например, стоит обратить внимание на асимметрию лица.

Правое полушарие головного мозга, которое отвечает за воображение и ложь, когда человек говорит неправду, посылает сигнал. Этот сигнал принимает левая сторона лица. И, допустим, улыбка, если она асимметричная, несколько кривоватая, когда левый уголок рта «запаздывает», может вполне определённо свидетельствовать об обмане.

А вот «бегающие» глаза — это, скорее, из разряда мифов. Непроизвольные движения глазами мы совершаем не только, когда фантазируем, но и когда необходимо вспомнить информацию. Впрочем, в практике НЛП действительно описывается движение глаз, которое может указывать на то, что нас пытаются ввести в заблуждение. Речь о движении из правого верхнего угла глаза в нижний левый — по диагонали. Такой взгляд наискосок. У левшей, соответственно, траектория движения будет противоположной. Но опять‑таки, это всё очень условно.

Поэтому микрореакции надо оценивать в комплексе. И не забывать развивать собственную интуицию. К слову, есть интересный тест «Лица Сонди», который в XX веке создал венгерский психиатр Леопольд Сонди. Это ни что иное, как специально отобранные пачки картинок, фотографий, глядя на которые, испытуемый пробует определить, кто перед ним — преступник или вполне добропорядочный гражданин. И затем сравнить свои ощущения с реальностью.

Полезной может оказаться и книга Джо Наварро «Громче слов». Она как раз о том, как считывать невербальные сигналы. Мы ведь всё равно, где‑то в глубине души, чувствуем ложь, просто не всегда способны объяснить себе это.

Заметили какую‑то нестыковку между тем, что говорит человек, и тем, как он транслирует это своей мимикой? Лучше не торопитесь с принятием решений. Возьмите паузу. Даже если улыбка собеседника кажется вам вполне искренней.

Тем более что улыбка как раз и не является показателем расположения и открытости. Это опять же миф. Мы далеко не всегда улыбаемся от счастья. Есть, например, улыбка, которая появляется при трагических ситуациях. Её ещё называют «глупая улыбка». Человеку сообщили трагическую новость, а он стоит и улыбается, как дурачок. Чаще всего улыбка — это и есть реакция на стресс, мозг таким образом пытается справиться с напряжением.

И тот же младенческий комплекс оживления, который появляется в возрасте трёх месяцев, и который так любят родители: «Ребёночек радуется и улыбается нам!» — это тоже оттуда. Доказанный факт — малыш вовсе не радуется, он борется со своим страхом, снимая напряжение.

«А что вы ели на завтрак?»

Чувствуете, что вас пытаются обмануть? Один из самых простых, но в то же время эффективных способов противодействовать — задать прямой вопрос. Например, спросите в лоб: «Я вижу, с вами что‑то происходит. У вас, действительно, всё нормально?». И если в ответ собеседник займёт оборонительную позицию, начнёт буквально закидывать вас вопросами: «А что со мной не так? Почему вы спрашиваете?», то действительно не всё чисто.

Запланированную ложь можно попытаться блокировать и каким‑нибудь абсолютно нелепым для данной ситуации вопросом. Например: «А что вы ели на завтрак?». Этим мы как бы разрушим заготовленный сценарий, выбьем обманщика из седла.

Можно ли заставить человека говорить правду? Так называемую «сыворотку правды» давно изобрели. Но, опять же, это вовсе не значит, что, получив укол пентотала натрия, человек не сможет больше обманывать. При воздействии сыворотки снимается лишь психологический зажим, человек начинает болтать, как пьяный. То есть льётся такой водопад мыслей, который необходимо ещё тщательно фильтровать. И далеко не факт, что это не является обычными фантазиями.

Недавно начали проводиться экспериментальные исследования на основе сканирования импульсов мозга при магниторезонансной томографии. Кто знает, возможно, в будущем это станет ключом к разгадке феномена лжи. Но утверждать, что наше общество будет когда‑нибудь более правдивым — утопия. Ложь эволюционирует вместе с нами. И чем больше развиваются коммуникативные структуры в современной реальности, тем изощрённее становятся способы обмана.