В Архангельске обсудили формирование и развитие промышленных кластеров и технопарков

Организаторы и участники практический сессии искали пути повышения инвестиционной привлекательности региона.

В Архангельске обсудили формирование и развитие промышленных кластеров и технопарков

Соглашение о сотрудничестве Архангельская область и Ассоциация развития кластеров и технопарков России подписали ещё в 2017 году, в рамках деловой программы Маргаритинской ярмарки. Почти ровно два года спустя в столицу Поморья вновь прибыл директор АКИТ Андрей Шпиленко. На этот раз — с практической сессией «Формирование и развитие промышленных кластеров и технопарков. Меры государственной поддержки». О том, как повысить инвестиционную привлекательность региона, он рассказал руководителям предприятий малого и среднего бизнеса, а также представителям правительства области

Явные и неявные преимущества промышленных кластеров

Напомним, в Архангельской области на сегодняшний день действуют два кластера — судостроительный и «ПоморИнноваЛес». Первый был создан ещё в 2012 году, второй — появился на два года позже. В 2016 году лесопромышленный кластер включили в реестр Минпромторга России, но, по словам Андрея Шпиленко, от федералов он ещё «не получил ни копейки». И это несмотря на выполнение всех требований министерства и наличия конструктивных идей.

С другой стороны, в реестре Минпромторга сейчас 45 промышленных кластеров, которые с 2016 по 2018 год получили более пяти миллиардов рублей. Субсидии выдавались предприятиям напрямую, без посредников в лице региональных властей. Кроме того, реализация совместных проектов позволяла получить компенсацию от государства на всех стадиях производства, включая разработку конструкторской документации, оплаты лизинговых платежей, систему менеджмента качества, подготовку специалистов. Немаловажно и то, что поддержка осуществлялась в режиме «одного окна» — без необходимости собирать бумажки по различным инстанциям.

Андрей Шпиленко.Андрей Шпиленко.

К сожалению, в 2019 году меры господдержки были секвестированы, а постановление правительства РФ № 41, регламентирующее выплату субсидий, прекратило своё действие. По словам Андрея Шпиленко, АКИТ будет стремиться выправить ситуацию. По прикидкам, на возвращение преференций может уйти около года.

Однако, у промышленных кластеров есть и другое преимущество, пусть и не такое явное — это привлечение инвестиций под создание импортозамещающих технологий. Например, большое количество комплектующих, которое идёт в России на сборку авиатехники закупается за рубежом. Оттуда же на отечественный предприятия идут и композиты. В идеале, инвестор, построивший завод по производству того-чего-нет-в-России, получает гарантированный рынок сбыта в лице своих партнёров по кластеру. А также в перспективе может рассчитывать и на господдержку. Что касается именно Архангельской области, то в судостроительной отрасли, по мнению спикера, иностранных комплектующих тоже хватает. Таким образом, есть и место для манёвра.

«До 2018 года что такое технопарк в России никто не знал»

Рассказ о том, чем хороши промышленные технопарки, Андрей Шпиленко начал с поучительной истории. В своё время вузам России были выделено девять миллиардов рублей на развитие инновационной инфраструктуры — создание бизнес-инкубаторов, технопарков и так далее. Чаще всего в итоге получались обычные кабинеты с плашкой «Технопарк». А внутри — стол и стул. Выуживать информацию о том, куда ушли деньги пришлось вместе с минобром и прокуратурой. Но «никому ничего не было» — как и не было закреплённого в документах определения «Технопарк».

— Построили бы публичный дом и написали «Технопарк» — так бы и оно было. Понимаете уважаемые коллеги? Я не шучу. Студенты же на вопрос, что такое технопарк, отвечали — «наверное, стоянка для техники». До 2018 года этот термин не был закреплён ни в одном официальном документе. И у всех потихоньку сложилось мнение, что это инновации. А для бизнеса это страшное слово, — рассказал Андрей Шпиленко.

Но со временем ситуация кардинально изменилась. Теперь термин «Промышленный технопарк» официально закреплён в федеральном законе, и наконец-то стало понятно, как это должно работать и выглядеть.

Так вот, промышленный технопарк — это механизм для предприятий, имеющих готовые, но избыточные промышленные мощности. Получив субсидии, они приводят их в порядок и создают технологическую инфраструктуру — закупают оборудование в интересах субъектов малого и среднего предпринимательства. Пользу получают обе стороны. МСП — готовое рабочее место и возможность использовать иснтрументы, чью покупку самостоятельно они бы не потянули. Собственник же в свою очередь получает за их сдачу в наём деньги. Кроме того, операторы технопарков снижают и издержки на содержание непрофильной инфраструктуры.

Рассказывая о промышленных технопарках, спикер отдельно подчеркнул, что речи о строительстве нового помещения для них не идёт. Также технопарки — это не способ поддержки умирающих предприятий. Наоборот, они должны делать сильные предприятия ещё сильнее.

— На сегодняшний день программа по созданию технопарков — одна из самых лучших и прагматичных в рамках Нацпроекта по поддержке МСП. Но она не бессрочная — продлится до 2024 года. В её рамках государство даёт до 500 миллионов рублей частной управляющей компании — не субъекту. Директор завода, где разместится технопарк, добавляет еще 20 процентов от суммы — около 100 миллионов. Региональное правительство добавляет ещё два процента от «вклада» федералов. Отказываться от такого со стороны властей субъектов — по моему, это как отказываться от еды, — расписал привлекательную схему Андрей Шпиленко.

Заканчивая своё выступление, спикер выразил надежду, что в 2020 году Архангельская область представит на конкурсный отбор не менее трёх заявок.По словам заместителя председателя регионального правительства по проектной деятельности Виктора Иконникова, Поморье в таких мерах поддержки заинтересовано.

— Со стороны Архангельской области есть и ряд предложений в части нормативно-правовой базы. Они касаются снижения некоторых требований к промпаркам на Севере — речь о площади помещений и необходимой инфраструктуре. Это обусловлено тем, что у нас не самая высокая концентрация бизнеса, — отметил Виктор Иконников.